5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Эффективность после операции

Эффективность после операции

При длительном парентеральном питании данная оценка возможна путем подсчета баланса синтеза и распада, отраженного в уровнях таких сывороточных белков, как альбумин (период полураспада 17 дней) и трансферрин (период полураспада 8 дней). При кратковременном полном парентеральном питании, особенно в критических состояниях, азотистый баланс оценивают сравнением количества азота, выделенного с мочой (суточная моча, подвергнутая лабораторному анализу) и введенного при алиментарной поддержке (количество указано на упаковке).

Так что же вы должны делать?

• Прежде всего решите, нужна ли алиментарная поддержка, оценив резервы питания, степень стрессовой реакции и время, в течение которого пациент будет обходиться без нормальной диеты.

Повремените с алиментарными добавками до тех пор, пока внутривенная инфузия во время операции не исчерпает эффект секвестрации жидкости в третьем пространстве и не стихнут начальные гиперметаболические и гипер-гликемические проявления (обычно в течение 24 ч).

Подсчитайте алиментарные потребности по формулам (ничего постыдного в том, чтобы заглянуть в справочник, нет) или путем непрямой калориметрии.

Назначьте алиментарную поддержку.

Оцените эффективность лечения, сопоставив потери азота с мочой с его поступлением в ходе алиментарной поддержки.

«Рутинное» пероральное питание

К счастью, большинство ваших пациентов после экстренных абдоминальных операций преодолевают послеоперационный парез кишечника (динамический илеус) в течение нескольких дней. Возвращение к пероральному приему пищи традиционно происходит поэтапно. Вначале вводят назогастральный зонд на несколько дней, затем его удаляют (в соответствии с указаниями местного шефа). После того, как пациент «осчастливился» отхождением газов, ему назначают питье, постепенно переходя от жидкостей к жидким смесям и мягкой пище, пока не наступит радостный день, когда разрешают нормальную диету, — обычно это означает, что выписка домой не за горами.

Именно так принято в вашей больнице? Если да, знайте, что подобное ведение ничем не обосновано. Научно доказано, что начинать послеоперационное ведение с твердой пищи столь же безопасно и полезно, как и при постепенном наращивании пищевой нагрузки. Некоторые хирурги уверены, что пациент, пожирающий бифштекс на следующий день после колэктомии, подвергает серьезному испытанию их блестящее хирургическое мастерство.

Дело здесь в другом: нет никакого смысла перегружать больного питанием, пока у него нет аппетита. Физиологический послеоперационный парез является ответом на вмешательство; аппетит вернется, когда восстановится кишечная перистальтика. Наша позиция, таким образом, заключается в том, чтобы предоставить больному возможность самому решить, когда, что и сколько ему есть; он сам подскажет вам, когда его желудок будет готов принять бифштекс! В конце позвольте поделиться с вами несколькими истинами:

• Мы знаем, что продолжительное голодание может быть очень вредным, но нет никаких доказательств того, что раннее кормление в послеоперационном периоде полезно.

• Мы знаем, что по сравнению с полным парентеральным питанием энтеральное питание в послеоперационном периоде дает лучшие результаты. Но при отсутствии контрольной (непитающейся) группы, как и в любом исследовании, не ясно, имеет ли энтеральное питание какие-либо особые преимущества перед полным парентеральным питанием, которое, как известно, сопряжено с возрастающим числом осложнений.

• Есть данные, что раннее кормление в послеоперационном периоде может угнетать дыхательную функцию.

Абдоминальные катастрофы и их оперативное лечение часто осложняются значительным истощением резервов питания, стрессом и длительным периодом восстановления функции нормального пищеварения. Результатом является развитие иммунодефицита из-за «аутоканнибализма» функционального белка с последующим возрастанием летальности и осложнений. Алиментарная поддержка у отдельных пациентов поможет преодолеть эти негативные явления.

Побуждаемые производителями, госпитальные подразделения, занимающиеся трансфузиями и парентеральным питанием, постоянно подчеркивают необходимость гипералиментации (совершенно ненужной) хирургических больных, провоцируя рост затрат и осложнений. Искусственное питание — это обоюдоострый меч; будьте внимательны и осторожны!

Эффективность ранней послеоперационной реабилитации у пациентов после первичного тотального эндопротезирования коленного сустава в зависимости от различных методик послеоперационной аналгезии

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Читайте в новом номере

Введение: в статье отражены особенности ранней реабилитации после тотального эндопротезирования коленного сустава (ТЭКС) у пациентов на фоне применения высокообъемной местной инфильтрационной анестезии в сравнении с традиционными методиками послеоперационной аналгезии.
Цель исследования: изучить эффективность и результаты ранней послеоперационной реабилитации у пациентов после первичного ТЭКС в зависимости от различных методик послеоперационной аналгезии.
Материал и методы: в исследование включены данные о результатах ранней послеоперационной реабилитации 102 пациентов в возрасте от 40 до 72 лет, которым было проведено первичное ТЭКС по поводу гонартроза 3-й степени. Пациенты были разделены на 3 сопоставимые по своим характеристикам группы. У 34 пациентов (1-я группа) применяли мультимодальную аналгезию (ММА), 35 оперированным (2-я группа) проводилась продленная эпидуральная аналгезия (ЭА), в 3-й группе у 33 пациентов применяли сочетание интраоперационной высокообъемной местной инфильтрационной анестезии (ВМИА) с послеоперационной внутрисуставной инфузией местного анестетика.
Результаты: в группе ВМИА время до первой вертикализации после операции было меньше по сравнению с группами ЭА и ММА; анализ параметров объема движений в оперированном суставе на 2-е сут после операции не выявил статистически значимых различий между группами, что свидетельствует об удовлетворительном уровне послеоперационной аналгезии в группе с применением ВМИА, сопоставимом с таковым при применении традиционных методик. Пациенты на фоне применения ВМИА были способны к самостоятельной ходьбе с дополнительной опорой на расстояние 50–100 м раньше пациентов из 2-х контрольных групп, что в конечном итоге приводило к увеличению дистанции ходьбы, освоенной в раннем послеоперационном периоде к моменту выписки из стационара.
Выводы: при использовании методики ВМИА отмечались: адекватное обезболивание без использования наркотических аналгетиков (НА); более раннее начало всех мероприятий ранней послеоперационной реабилитации; более эффективное увеличение объема движений в оперированном суставе; увеличение дистанции ходьбы, освоенной в раннем послеоперационном периоде.

Ключевые слова: реабилитация, анестезия, тотальное эндопротезирование коленного сустава.

Для цитирования: Гомжина Е.А., Гераськов Е.В., Овсянкин А.В., Корячкин В.А. Эффективность ранней послеоперационной реабилитации у пациентов после первичного тотального эндопротезирования коленного сустава в зависимости от различных методик послеоперационной аналгезии. РМЖ. 2017;13:953-956.

Efficiency of early postoperative rehabilitation in primary total knee arthroplasty depending on methods of postoperative analgesia
Gomzhina E.A. 1 , Geraskov E.V. 1 , Ovsyankin A.V. 1 , Koryachkin V.A. 2

1 Federal center of traumatology, orthopedics and endoprosthesis, Smolensk
2 Russian scientific research Institute of traumatology and orthopedics named after R. R. Vreden, St. Petersburg

Introduction: The article describes the features of early rehabilitation after total knee arthroplasty in patients with high volume local infiltration anesthesia compared with traditional methods of postoperative anesthesia.
Aim of the study. To analyze the efficacy and results of early postoperative rehabilitation in patients after the operation of primary TKR, depending on various techniques of postoperative analgesia.
Patients and methods. The study included data on the results of early postoperative rehabilitation of 102 patients aged 40 to 72 years who underwent primary TKR for the diagnosis of grade 3 gonarthrosis. Patients were divided into 3 groups comparable in their characteristics. In 34 patients (the first group), multimodal analgesia (MMA) was used, in 35 operated patients (the second group) the prolonged epidural analgesia (EA) was performed, in the third group, a combination of intraoperative high-volume intralesional anesthesia (HVIA) with postoperative intraarticular infusion of local anesthetic was used.
Results. In the HVIA group, the time before the first verticalization after surgery was less than in the EA and MMA groups; analysis of the parameters of the volume of movements in the operated joint on the second day after the operation did not reveal statistically significant differences between the groups, which indicates a satisfactory level of postoperative analgesia in the group using HVIA comparable to traditional methods. Patients with HVIA were able to walk independently with additional support at a distance of 50-100 meters earlier than the patients from two control groups, which ultimately led to an increase in the walking distance in the early postoperative period by the time of discharge from the hospital.
Conclusions. When using the HVIA, the following were noted: adequate anesthesia without the use of NA; earlier start of post-operative rehabilitation; more effective increase in the volume of movements in the operated joint; increase in the walking distance in the early postoperative period.

Читать еще:  Современные методы лечения

Key words: rehabilitation, anesthesia, total knee arthroplasty.
For citation: Gomzhina E.A., Geraskov E.V., Ovsyankin A.V., Koryachkin V.A. Efficiency of early postoperative rehabilitation in primary total knee arthroplasty depending on methods of postoperative analgesia // RMJ. 2017. № 13. P. 953–956.

Статья посвящена эффективности ранней послеоперационной реабилитации у пациентов после первичного тотального эндопротезирования коленного сустава

Задачи исследования

Материал и методы

Результаты и обсуждение

Только для зарегистрированных пользователей

Реабилитация после хирургической операции. Методы восстановления и реабилитационные медучреждения

Спорт весьма травмоопасен. Больше всего рискуют спортсмены, занимающиеся борьбой, хоккеем, футболом, гимнастикой, боксом, а также поклонники бодибилдинга и экстремальных видов спорта. Большинство травм – около 90% – относятся к легким и не требуют серьезного вмешательства. Но оставшиеся 10% средних и тяжелых травм заканчиваются госпитализацией, операцией и долгим периодом восстановления.

Особенности послеоперационной реабилитации

Операции бывают разными, потому и программы восстановительной терапии различаются. Однако все они преследуют одни и те же цели – снять болевой синдром, ускорить регенерацию тканей и заживление ран, сохранить нормальное кровообращение в прооперированных областях и мышечный тонус, избежать послеоперационных осложнений и сохранить все функции организма в том случае, если человек вынужден долгое время соблюдать постельный режим. Большое значение имеет и психологическая поддержка.

Обычно реабилитационный период после операции занимает от 1,5 до 6 месяцев, однако он может затянуться и на больший срок – все зависит от характера операции, возраста и состояния пациента, а также от того, насколько профессионально проводится восстановительное лечение.

Методы восстановления организма после операции

Физиотерапия

Физические методы лечения занимают заметное место в послеоперационной реабилитации. Широко применяется электрофорез, магнитотерапия, лечение ультразвуком и лазером, бальнеотерапия и другие методы. Физиотерапевтические процедуры можно проводить сразу же после операции, буквально на следующий день. Физиотерапия не только полезна сама по себе – она значительно увеличивает эффективность других методов, снижает риск возникновения осложнений и сокращает период восстановления. Применение физиотерапии позволяет снизить дозу обезболивающих и противовоспалительных препаратов, улучшить кровоснабжение и мышечный тонус, снять воспаление и отек. Существует множество физиотерапевтических методов, и как минимум некоторые из них входят во все программы послеоперационной реабилитации.

Лечебные физические упражнения показаны после операций на конечностях и опорно-двигательном аппарате. ЛФК всегда состоит из трех этапов: разработка суставов, восстановление и укрепление силы мышц и, наконец, возвращение в профессиональный спорт.

Механотерапия

Механотерапия – это занятия на специальных тренажерах, призванные восстановить подвижность суставов. Показаниями к механотерапии являются остаточные явления после травм и заболеваний опорно-двигательного аппарата – слабая подвижность суставов, контрактуры, рубцовые сращения мягких тканей, ревматизм, парезы, параличи. Помимо этого, механотерапию используют как главный фактор реабилитации при мышечной недостаточности и повреждениях целостности позвонков.

Массаж

Лечебный массаж практически не имеет противопоказаний и активно используется в процессе реабилитации после травм и операций. Он стимулирует кровоток, улучшает работу центральной нервной системы, ускоряет процессы восстановления, снимает отеки. Дополнить его эффект могут лекарственные мази и гели.

Диетотерапия

При реабилитации после различных видов операций пациентам требуется различное питание – сбалансированное, богатое витаминами и микроэлементами, достаточно, но не чрезмерно калорийное и, в то же время, улучшающее функции системы пищеварения. Важно, чтобы вся пища готовилась из органических полезных продуктов. Нередко в послеоперационной диете используются пищевые биологически активные добавки. Меню в реабилитационных центрах разрабатывается диетологами и всегда подбирается индивидуально.

Психотерапия

Резкие и драматичные перемены в образе жизни, ограничение возможностей, боль и выпадение из привычного круга общения пагубно сказываются на психике, а подавленное состояние, в свою очередь, замедляет восстановление. Получается порочный круг, и чтобы вырваться из него, пациентам нужна не только поддержка и внимание близких, но и работа с психотерапевтом.

Эрготерапия

Это восстановление двигательных навыков, причем данный метод реабилитации фокусируется не на абстрактных движениях, а именно на тех действиях, которые необходимы человеку в повседневной жизни и самообслуживании. Цель эрготерапии – адаптировать человека к его новым ограниченным возможностям, помочь ему обрести бытовую независимость.

Рефлексотерапия

Иглорефлексотерапия – древний метод, эффективность которого доказана не только многовековой историей применения, но и научными исследованиями. Рефлексотерапия используется для коррекции спастичности, лечения нарушений двигательных и функции тазовых органов.

Какое учреждение восстановительной медицины выбрать?

Еще 10-15 лет назад в нашей стране реабилитационных учреждений было очень мало, зачастую люди проходили восстановительное лечение дома, под присмотром медсестры. Нет ничего удивительного в том, что при таком подходе реабилитация затягивалась на долгие месяцы, а то и годы, и нередко человеку так и не удавалось вернуться к привычной жизни или в большой спорт. Теперь ситуация изменилась, и люди могут выбирать, где пройти реабилитацию после операции.

Реабилитационные отделения при медицинских учреждениях

При некоторых поликлиниках и больницах работают реабилитационные отделения, лечение там бесплатное, но техническая оснащенность и удобство размещения оставляют желать лучшего, особенно в провинции. Тем не менее, попасть туда бывает сложно – желающих много, а ресурс отделения восстановительной терапии ограничен. Однако есть и плюс – в крупной больнице реабилитологи могут работать с больными в более остром состоянии, так как экстренная помощь других специалистов доступна в любой момент.

Учреждения санаторно-курортного долечивания

Санаторно-курортная реабилитация очень эффективна – санатории располагают всеми условиями для быстрого восстановления, хорошо оснащены с технической точки зрения, располагаются в экологически чистых местах и нередко имеют собственные минеральные источники для бальнеотерапии. К минусам можно отнести лишь стоимость, ведь помимо пребывания и лечебной программы придется оплатить и авиабилеты как для пациента, так и для сопровождающего. К тому же далеко не все пациенты могут вынести дальнюю дорогу.

Читать еще:  Признаки и симптомы простатита

Специализированные центры восстановительной медицины

Реабилитационные центры обладают практически всеми преимуществами санаториев, но лишены их минусов. Восстановление в таких центрах не менее эффективно, при этом не требуется решать вопрос с авиаперелетами или визами. Они расположены в чистых и тихих пригородах, в окружении лесов, однако при желании родные пациента могут навестить его в любой момент, а некоторые центры предлагают также недорогое размещение для родственников.

На сегодняшний день реабилитационный центр – оптимальное решение. И это не так дорого, как принято считать – пребывание в подобном учреждении сопоставимо по цене с проживанием в хорошем пансионате или отеле.

Частный или государственный центр реабилитации?

Все реабилитационные центры подразделяются на частные или государственные.

Лечение в государственном центре восстановительной терапии обойдется недорого или совсем бесплатно, но попасть в него бывает сложно – нередко все места заняты на долгие месяцы вперед. Уровень многих из них очень высок, хотя по комфортабельности они заметно уступают частным учреждениям, да и на особое отношение рассчитывать не приходится – врачи слишком загружены работой, чтобы думать еще и об уровне сервиса. Разумеется, есть и приятные исключения, но в целом ситуация такова.

В частных реабилитационных центрах, как правило, нет очередей, и пациент может начать курс восстановления, не теряя драгоценного времени. Обычно частные центры рассчитаны лишь на несколько десятков пациентов, что позволяет работникам уделять время каждому из них, вникать в их психологические особенности и делать все для создания комфортной обстановки. Условия размещения в частных центрах намного лучше, чем в государственных – пациенты живут в чистых, светлых и удобных номерах, напоминающих гостиничные, с красивым ремонтом и всем необходимым оборудованием. Многие центры предпочитают называть себя медицинскими отелями, что вполне отражает их подход к восстановительной терапии. Пациенты получают полный спектр не только медицинских, но и бытовых услуг, как в хорошей гостинице. Однако за высококлассное оснащение, комплексный подход и сервис придется заплатить.

Впрочем, это не значит, что восстановление в частном центре реабилитации доступно лишь очень состоятельным людям. Например, «Три сестры», один из передовых центров восстановительной терапии, предлагает разумные цены и гибкие условия оплаты – рассрочку и беспроцентный кредит. «Три сестры» – центр европейского уровня, предлагающий разнообразные методы восстановления, комплексные программы реабилитации и индивидуальный подход к каждому пациенту. Здесь проводят восстановительное лечение после травм, операций, инфарктов и инсультов. Этот медицинский отель уровня 4* расположен в подмосковном сосновом лесу в 30 км от МКАД. Персонал «Трех сестер» оказывает высококвалифицированную и надежную помощь при транспортировке пациентов, прибывших на лечение в Москву из других регионов. К услугам гостей центра – 35 удобных одноместных номеров, ресторан, меню которого составляют полезные блюда из органических продуктов, территория для прогулок. Центр практикует мультидисциплинарный подход, формируя индивидуальную программу для каждого гостя. Реабилитационные программы включает в себя множество разных методик, традиционных и авторских: физическую терапию, эрготерапию, кинезитерапию, рефлексотерапию, механотерапию и занятия по бытовой адаптации, лечебную физкультуру, массаж, индивидуальные занятия с психологом и логопедом, теплолечение. В центре есть оборудование для вихревых ванн, подводный душ-массаж, кинезитерапевтический бассейн и инфракрасная сауна.

Лицензия Министерства здравоохранения Московской области № ЛО-50-01-011140, выдана ООО «РЦ «Три сестры» 02 августа 2019 года.

Еще до опе­ра­ции не по­ле­ни­тесь со­брать как мож­но боль­ше ин­фор­ма­ции о том, как долж­на про­хо­дить ре­а­би­ли­та­ция, узнай­те об ос­нов­ных ме­то­дах, про­дол­жи­тель­нос­ти и воз­мож­ных рис­ках. Так вы за­ра­нее бу­де­те знать, что вас ожи­да­ет, и смо­же­те рас­пла­ни­ро­вать свое вре­мя и бюд­жет.

Эффективность послеоперационной декомпрессии

Анализ результатов комплексного лечения больных ОКН, с использованием для декомпрессии назогастрального зонда (контрольная группа) показал, что одними из основных причин неблагоприятного течения раннего послеоперационного периода были сохраняющийся стойкий парез кишечника и высокий уровень эндогенной интоксикации.

Использование для декомпрессии ЖКТ назогастрального зонда не давало ожидаемых результатов, так как сохранялся один из мощных факторов эндотоксикоза — токсическое содержимое паретического кишечника. Кроме того, был отмечен ряд характерных изменений водно-электролитного баланса, выражающихся в развитии гипокалиемии, гипонатриемии, имевших тенденцию к нормализации лишь к седьмым суткам послеоперационного периода. Скорее всего, это поддерживало стойкий парез кишечника и высокую интоксикацию, несмотря на их коррекцию парентеральным путем. Все это, на наш взгляд, усугубляло и без того тяжелое состояние больных и являлось причиной развития большого числа послеоперационных осложнений и летальности.

Исходя из этого, а также в соответствии с задачами исследования и для определения роли и места адекватной ДК и КЛ в комплексном лечении больных ОКН, 30 пациентам, поступившим в нашу клинику, кроме комплексного лечения проводилась активная интра- и послеоперационная ДК и КЛ. Эти больные составили 2 группу больных.

С этой целью мы использовали усовершенствованный нами двухканальный назоэнтеральный зонд (рац. предложение № 421). Способ трансназальной интубации и методика проведения активной ДК и КЛ описаны во второй главе данной работы.

Распределение больных II группы по полу и возрасту представлены в таблице 4.1.

Распределение больных по полу и возрасту

Как видно из данных таблицы 4.1, так же как и в первой группе, число оперированных мужчин превышало число женщин, а их соотношение было 1:1,7. Наибольшее число (63,3%) больных были в возрасте от 19 до 60 лет. Следует отметить, что в возрасте старше 60 лет в этой группе было 26,6% больных, что на 7,1% больше, чем в I (контрольной) группе. Видимо, по этой причине во II группе наблюдалось большее число сопутствующих заболеваний (табл. 4.2).

Как видно из данных таблицы 4.2, у больных II группы, так же как и у больных контрольной группы, превалировали заболевания сердечно­сосудистой системы — 10 (33,3%) случаев. При этом больные с сердечной недостаточностью в анализируемой группе составили 6,7%, что в 1,5 раза больше, чем в контрольной. Кроме того, наблюдалась относительно большая частота и других сопутствующих заболеваний, что естественно, требовало дополнительной их коррекции.

Причины, приведшие к возникновению ОКН у больных II группы, приведены в таблице 4.3.

Как видно из данных таблицы 4.3, наиболее частой причиной возникновения ОКН у больных этой группы, так же как и больных контрольной группы, являлась смешанная кишечная непроходимость, которая наблюдалась в 18 (60%) случаев. При этом доля других форм ОКН осталась приблизительно на таком же уровне.

Сопутствующая патология у больных II группы

Читать еще:  Хронический простатит симптомы причины развития лечение и профилактика

Заболевания сердечно-сосудистой системы

из них сердечной недостаточностью

Заболевания органов дыхания

из них дыхательной недостаточностью

из них печеночной недостаточностью

из них почечной недостаточностью

Причины приведшие ОКН у больных II группы

Смешанная кишечная непроходимость

— спаечная кишечная непроходимость

Странгуляционная кишечная непроходимость

Обтурационная кишечная непроходимость

Принимая во внимание вышеприведенные данные, можно сказать, что больные контрольной и анализируемой группы были вполне сопоставимы. В то же время, большая частота сопутствующей патологии у больных 2 группы, несколько отягощало их состояние и течение заболевания.

Сопоставимость этих групп подтверждают данные степени тяжести эндотоксикоза, которая при поступлении расценена нами у 5 (16,6%) как I степени, у 14 (46,7%) — II степени, у 11 (36,7%) — III степени, то есть она у больных I и II групп была практически идентичной.

Клинические проявления ОКН у больных анализируемой группы существенно не отличались от таковых больных контрольной группы и только течение заболевания во II группе было более тяжелым, чем в контрольной группе (см. табл. 2.8).

Анализ некоторых показателей гемодинамики, а также результатов клинико-биохимических исследований крови у больных II группы, выявил следующие изменения (табл. 4.4).

Как видно из данных таблицы 4.4, при поступлении у больных II группы наблюдались в основном схожие с показателями больных контрольной группы изменения крови. По сравнению с больными контрольной группы, у пациентов анализируемой группы АД было ниже в среднем на 5 мм.рт.ст., более выраженной была тахикардия (в среднем 102±11,8 удара в 1 минуту), ЦВД достигало 11±6,2 мм вод. ст., связанные, по нашему мнению, с большим числом во II группе больных с патологией ССС. представлены в табл. 4.4.

Показатели гемодинамики и данные лабораторных исследований крови убольных II группы

Данные об электролитном составе плазмы крови и мочи у больных II группы при поступлении представлены в табл. 4.5.

Электролитный состав крови и мочи у больных II группы

плазма крови (в мкмоль/л)

Как свидетельствуют данные таблицы 4.5, электролитный состав крови и мочи у больных II группы при поступлении в клинику был сопоставимым с таковым у больных контрольной группы.

Таким образом, при поступлении у больных обеих групп были приблизительно одинаковыми данные и клинико-биохимических исследований.

После проведения предоперационной подготовки все больные II группы подвергались оперативным вмешательствам (табл. 4.6).

Виды выполненных оперативных вмешательств у больных II группы

Резекция кишечника с наложением межкишечного анастомоза

Энтеротомия, удаление инородного тела

Следует отметить, что у 4 (13,3%) больных этой группы заболевание осложнилось разлитым гнойным перитонитом.

Число выполненных различных видов оперативных вмешательств в I и

во II группах были практически одинаковыми. В связи с увеличением доли спаечной кишечной непроходимости во II группе, отмечен больший удельный вес числа рассечении спаек. Резекции кишечника с наложением анастомоза по типу «бок в бок» в I группе было осуществлено у 15 (26,6%) больных, во II группе же у 7 (23,3%) больных. В то же время, число энтеротомий, который имеет практически аналогичный риск сложности, как и резекция кишечника, выполнен у больных II группы в 3(10%) случаях, в контрольной же группе таких вмешательств было 4 (5,4%).

Для проведения интраоперационной ДК у больных II группы, во время выполнения оперативного вмешательства (сразу после ревизии органов брюшной полости), производили интубацию тонкой кишки двухканальным полиэтиленовым зондом (D-12мм) (рац. предложение № 421) с подключением его к активной аспирации. Интубацию осуществляли во время операции путем проведения зонда через рот до выхода его в просвет желудка. Затем, манипулируя руками, осторожными нанизывающими движениями продвигали конец зонда в направлении к кишечнику и после его выхода на уровень Трейцевой связки, продолжали продвижение на протяжении всей тонкой кишки. Одновременно с помощью электроотсоса проводили активную аспирацию содержимого кишечника. Двухканальное строение и большой диаметр зонда (глава II) исключали присасывание его к слизистой кишечника. В результате этого удавалось освободить практически всю тонкую кишку от застойного содержимого.

Об эффективности интраоперационной ДК судили по спадению раздутых петель тонкой кишки, прекращению выделения застойного кишечного содержимого, изменению и нормализации окраски кишечника, восстановлению и улучшению пульсации сосудов, а порою и появлению слабой перистальтики кишечника. Адекватно выполненная интраоперационная ДК позволяла не только освободить ЖКТ от токсического содержимого, но и значительно уменьшить объем кишечника, открыв тем самым доступ во все участки брюшной полости для выполнения оперативного вмешательства.

Затем зонд извлекали и после выполнения основного этапа операции (устранения причины ОКН), трансназально устанавливали более тонкий (D-8 мм) двухканальный силиконовый зонд, который проводили в тонкую кишку тем же способом. В раннем послеоперационном периоде назоинтестинальный зонд находился в режиме активной ДК и КЛ, которые осуществлялись разработанным способом ведения больных ОКН (рац.предложение № 422).

Послеоперационное ведение больных II группы существенно не отличалось от такого больных контрольной группы, за исключением подключения назоэнтерального зонда к активной аспирации и проведения в раннем послеоперационном периоде серий за сутки КЛ по методике, описанной во второй главе работы.

В раннем послеоперационном периоде общее состояние больных II группы оставалось тяжелым вследствии выраженности исходной интоксикации. Следует отметить, что в этом периоде, на фоне установленного назоэнтерального зонда, мы ни разу не слышали жалоб больных на одышку, сердцебиение, слабость, потливость, кроме жалоб на неприятные ощущения. Последние, как нам показалось, были связаны с качеством используемого материала, для изготовления зонда — силиконизированной резины, которая отличается термолабильностью, биологической инертностью и, в отличие от других материалов, при ее использовании в течение длительного времени не наблюдается пролежней. Медикаментозную стимуляцию кишечника начинали на следующий день после операции.

Наши наблюдения показали, что у больных II группы количество аспирированной жидкости во время активной интраоперационной ДК колебалось в довольно широких пределах — от 1100,0 до 1900,0 мл (без учета объема аспирированного газа) и в среднем составило 1533,0±64,5 мл. При этом выявлялась прямая корреляция между количеством отделяемого из кишечника во время операции и выраженностью клинической картины ОКН. Такая же закономерность наблюдалась и при активной послеоперационной ДК, особенно, если заболевание осложнялось распространенными формами перитонита (табл. 4.7).

Как видно из данных таблицы 4.7, у больных II группы в первые сутки после операции отделяемое из назоэнтерального зонда составило 709,7±73,4 мл, на вторые — 362,7±24,6 мл. На третьи сутки после операции количество отделяемого значительно уменьшилось и составило 161,9±16,1 мл на фоне улучшения общей клинической картины, перистальтика кишечника стойко восстанавливалась уже к концу третьих суток после операции. У больных же I группы, несмотря на меньший объем отделяемого по назогастральному зонду с первых же суток, длительность поступления продолжалась до 5 суток. При этом, как было описано в 3 главе, состояние больных оставалось без какой-либо динамики, а перистальтика кишечника восстанавливалась лишь на 5 сутки.

Объем отделяемого из ЖКТ у больных I и II групп

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector