1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рецидив после радикального лечения

Лечение рецидива онкологии простаты после простатэктомии

Оперативное удаление опухоли, облучение и химиотерапия не являются 100% гарантией исцеления рака предстательной железы. Благополучный исход определяют ранее выявление онкологии и выраженность злокачественного процесса. Через 5 лет после лечения больше чем у 1/3 пациентов обнаруживается рецидив рака простаты, через 10 лет РПЖ повторно диагностируют у > 50% мужчин. Под рецидивом понимают пальпаторно определяемую опухоль, метастазы и повышение показателей ПСА.

Этиология и патогенез

Возвращение болезни после операции происходит в результате неполного удаления раковых клеток. Последующие радио- и химиотерапевтические мероприятия по разным причинам оказываются неэффективными. Формируется новая опухоль либо обнаруживаются метастазы. Рецидив рака простаты чаще развивается у пациентов, начавших борьбу с онкологией поздно, на 3–4-й стадиях болезни. В этой ситуации онкологический процесс возобновляет метастатический узел.

Различают два вида рецидива:

  1. Местный (локальный) – поражает только предстательную железу. Обычно наступает через 2 года после операции. Характеризуется повышением уровня ПСА в 2 раза.
  2. Системный – в онкологический процесс вовлекаются другие органы. Биохимический рецидив развивается быстро – ПСА за год после РПЭ увеличивается более чем в 2 раза.

Новая волна злокачественного процесса возникает в результате некорректного либо запоздалого лечения. Возобновить рак может дессеминация организма мутировавшими клетками. Основные причины рецидива.

  • неполное удаление опухоли в ходе операции;
  • неэффективность лучевой и химиотерапии;
  • позднее начало терапии (при 3–4 степени).

Полное излечение от рака простаты возможно при первых двух стадиях при условии своевременного лечения. Риск возвращения онкологии повышает прорастание опухоли в близлежащие органы.

Симптомы и проявления

Начало заболевания проходит незаметно. Первые симптомы местного рецидива возникают по мере роста раковой опухоли и сдавливания ею мочеиспускательного канала. Возникают проблемы с мочеиспусканием, потенцией и эякуляцией. Характерные симптомы:

  • ощущение наполненности мочевого пузыря;
  • частые позывы, вялая струя урины;
  • беспрерывные боли в паху;
  • нарушение потенции, ее отсутствие;
  • боли при семяизвержении;
  • наличие крови в эякуляте;
  • эпизодические боли внизу живота.

Задайте вопрос врачу-урологу!

Запущенные стадии характеризуются разрастанием опухоли за границы капсулы железы, поражением окружающих тканей, прогрессивным метастазированием в соседние и отдаленные органы. Далее процесс распространяется на поясничный сегмент позвоночника, кости таза и конечностей. Эта стадия проявляется:

  • сильными болями в позвоночнике, тазу;
  • появлением неврологических расстройств;
  • повышением частоты патологических переломов;
  • хронической усталостью и слабостью;
  • утратой аппетита, сильным похуданием.

Для инфильтрации опухоли в прямую кишку характерны проблемы с дефекацией (запоры, опорожнения с кровью). Достаточно быстро в злокачественный процесс вовлекаются легкие, печень, почки и головной мозг. Развивается последняя стадия рака, обычно с печальным финалом. Клиника системного рецидива РПЖ зависит от топографии метастазирования:

  • в легких – боль в грудине, кашель, кровохаркание;
  • печени – боль, увеличение печени, желтизна, отеки;
  • почках – боли в пояснице, гематурия, дизурия;
  • в мозге – сильные головные боли, тошнота.

Для поздних стадий рецидива рака простаты после РПЭ характерны общее истощение, кахексия с признаками интоксикации (повышение температуры тела, лихорадочное состояние).

Диагностика

После оперативного удаления опухоли и специфического лечения пациенты наблюдаются у уролога-онколога. Контролируется уровень ПСА – маркера карциномы простаты. Предположением на возвращение рака простаты будет повышение результатов выше 0,2 нг/мл. Это является поводом к обследованию. Диагностические мероприятия:

  1. Ректальный осмотр. Выявляет местный рецидив рака на этапе, когда опухоль разрослась и пальпируется через стенку прямой кишки.
  2. Опрос и осмотр пациента, выявление жалоб. Выясняется состояние больного: наличие и выраженность болей, потеря в весе.
  3. Биохимическое тестирование. Анализы крови (общий развернутый, на сахар, ПСА) и мочи.
  4. Аппаратные методы (ТРУЗИ, МРТ, КТ) – дают возможность определить рецидив на раннем этапе. Томография позволяет обнаружить метастазы.

Проводятся ПЭТ (двухфотонно-эмиссионная томография), сканирование с фтордезоксиглюкозой. Перед исследованием вводится радиофармпрепарат, маркирующий атипичные клетки.

Как проводится лечение

Тактика и длительность лечебных мероприятий рецидива рака простаты после лучевой терапии и операции отличаются и зависят от первичной методики. При недостаточной эффективности облучения назначается химиотерапевтический курс либо альтернативный метод. При местной форме эффективна дистанционная радиотерапия. Системный рак простаты лечат специфическими гормональными препаратами. Новыми эффективными методами лечения рецидива РПЖ являются следующие.

Спасительная (сальважная) HIFU терапия – при местном расположении опухоли у пациентов, перенесших полную простатэктомию. Используется высокоинтенсивный фокусированный ультразвук (High Intensity Focused Ultrasound).

Фотодинамическая терапия (ФДТ) — в/венное, локальное введение фотосенсибилизаторов, безопасных веществ, действующих на пораженный орган световым лучом заданной волны. Включает этапы:

  • введение фотосенсибилизирующего препарата (минуты);
  • накопление его в тканях-мишенях (дни);
  • облучение опухоли лазером через световод (минуты);
  • высвобождение токсинов, избирательно уничтожающих атипичные клетки.

Брахитерапия (контактное облучение) — источник излучения находится внутри ткани органа. При возобновлении рака простаты после облучения возможны локальная HIFU- и брахитерапия.

Пациент с диагнозом РПЖ после радикальной простатэктомии периодически обследуется у онколога. Проводится динамичное наблюдение показателей простатического антигена. При рецидиве рака терапевтическая тактика зависит от типа опухоли и характера ее прорастания. Учитываются возраст, иммунный статус, сопуствующие патологии. При биохимическом сигналом возвращения будет повышение уровня ПСА в крови. В этом случае назначается гормонотерапия с целью снижения уровня тестостерона.

Системный рецидив предполагает метастазирование раковых клеток в соседние органы и далее. Поздние стадии имеют выраженную онкологическую клинику. Метод борьбы со злокачественным процессом зависит от клинической ситуации. Мероприятия: химиотерапия, облучение, операция, гормональная терапия, фокусированная УЗ-абляция. Лекарства, назначаемые врачом при раке простаты:

  1. Золадекс (Гозарлин)— аналог гонадотропин-рилизинг гормона, назначается при гормон-резистентной форме патологии. Снижает уровень ПСА.
  2. Андрокур (ципротерона ацетат) — антиандроген, кастрационный препарат, осуществляет полную гормональную блокаду. Показания — метастазирующий и неоперабельный рак.
  3. Флутамид — нестероидный антиандроген. Препятствует усвоению клетками мужских гормонов. Снижает уровень тестостерона и, как следствие, ПСА.
Читать еще:  Узи предстательной железы ректально показания подготовка последовательность процедуры

Суть терапии биохимического рецидива РПЖ — нормализация показателей ПСА. Клинические рекомендации при малоэффективности гормональной терапии склоняются к проведению орхиэктомии (удалению тестикул).

Прогноз

Выживаемость пациентов с раком простаты довольно высокая. В среднем 80—90% своевременно оперированных остаются живы через 5 лет. Рецидивы также достаточно часты, 15—30% больным не удается одолеть онкологию. Смертность в течение 10 лет составляет 15—20 %. На статистику выживаемости влияет исходный уровень ПСА: чем меньше его показатели после радикальной простатоэктомии, тем лучше прогноз.

Выраженность распространения злокачественного процесса дает возможность оценить исход заболевания. Важным прогностическим фактором после РПЭ является положительный хирургический край. Рост новообразования по краю резекции и его выход за пределы капсулы значительно сокращают выздоровление.

В течение 5 лет у оперированных пациентов с негативным хирургическим краем вероятность рецидива — всего 20%, с позитивным — 40—60%. При прорастании опухоли в семенные пузырьки после удаления простаты местный рецидив рака возникает в 70% случаев. Хорошая 10-летняя выживаемость отмечается после брахитерапии (86%).

Если у вас остались вопросы, задайте их в комментариях (это абсолютно анонимно и бесплатно). По возможности, я или другие посетители сайта помогут вам.

РЕЦИДИВ

Регулярное наблюдение врача и «здоровое» поведение — отныне образ жизни. И, прежде всего, для того, чтобы рецидива рака не случилось.

Новому росту опухоли, как правило, предшествует период ремиссии. Ее длительность зависит от того, как долго организм будет восстанавливаться. Рецидив злокачественной опухоли может быть ранним (образование раковой опухоли происходит через 2-4 месяца после окончания основного курса лечения) и поздним (вторичное онкологическое поражение диагностируется спустя 2-4 года).

— Очень важно, чтобы операция по удалению опухоли была выполнена профессионально, — говорит онколог Алексей Дикарев. — Рецидив рака может быть связан с проведением неполноценного или некачественного лечения, что провоцирует вторичные проявления заболевания.

Больше всего надежд на полное излечение у пациентов, которым диагностировали рак на ранней стадии. Врачам легче принять все меры по уничтожению «плохих» клеток, когда они четко локализованы и еще не проникли в другие органы (не дали метастазы).

Сложнее всего онкологам лечить пациентов с так называемыми запущенными формами рака, где опухоль начала прорастать.

Григорий Ройтберг, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, Заслуженный врач РФ, президент клиники ОАО «Медицина»:

— На разных этапах онкологического заболевания требуется оценить эффективность лечения, степень распространенности процесса. Поэтому очень важно, чтобы пациент своевременно проходил обследования – современная медицина располагает высокотехнологичными инструментами диагностики.

Мультидисциплинарный подход к лечению больных обеспечивает не только качественную диагностику и правильно подобранный курс процедур, но и постклиническую реабилитацию, социальную адаптацию и помощь профессионального психотерапевта. Задача наших специалистов – победить болезнь и бороться за качество жизни российских онкологических больных.

У пожилых людей, замечено, рецидивы рака случаются чаще.

Медики отмечают, что очень важно, чтобы первый этап лечения был выполнен профессионально.

После того, как человек побеждает рак, велика вероятность впадения в крайности. В еде это отражается на кардинальной смене рациона. На столах появляется много высококалорийной пищи, ввиду необходимости набора веса. Во втором варианте рацион изобилует теми продуктами, которые якобы борются с раком. Вся эта пища потребляется бесконтрольно и в ущерб всему остальному.

Однако онкопациенту нужно придерживаться принципов правильного питания, что и остальным людям. Упор на овощи и фрукты, больше продуктов, содержащих клетчатку, меньше мяса и больше рыбы, ограничить животные жиры, мясную кулинарию, выпечку, свести до минимума потребление соли.

Также нужно держать свой вес. Особенно надо избегать полноты и лишнего веса. Кроме того, не стоит зацикливаться в поисках специфических продуктов с якобы противоопухолевой активностью. Эффект их, как правило, сомнителен, а вот неумеренное потребление может оказаться проблематичным.

Регулярные и умеренные физические нагрузки способствуют укреплению иммунитета и помогают избежать рецидива онкологии.

— Многочисленные исследования доказывают — даже самому ослабленному пациенту (не обязательно онкологическому), даже прикованному к кровати посильные регулярные физические нагрузки улучшают прогноз и качество жизни! Пока есть силы шевелиться, надо это делать! — советует доктор Александр Мясников. — Что же касается подавляющего числа людей, перенесших онкологическое лечение, к ним относится общий постулат всех докторов: каждый должен посвятить какому-то виду физической нагрузки минимум полчаса в день пять раз в неделю!

Рецидив рака предстательной железы: причины, вероятность, прогноз

Рак предстательной железы (РПЖ) диагностируют у 32 – 40% мужчин старше 50 лет. В половине случаев это локализованный рак, то есть опухоль не выходит за пределы простаты. Стандартом лечения в такой ситуации считается радикальная простатэктомия – одномоментное удаление новообразования. Не уступает по радикальности и лучевая терапия, которую часто рассматривают как альтернативу операции. Тем не менее, лечение не всегда эффективно. Иногда болезнь возвращается спустя несколько месяцев или лет после радикального лечения. Такое состояние называется рецидивом рака предстательной железы, который может быть локальным или местным, системным и биохимическим.

Вероятность рецидива после радикальной простатэктомии составляет от 10 до 28% в первые 5 лет после вмешательства. Это зависит от строения опухоли, соматического состояния пациента, размера новообразования. Например, если радикальную простатэктомию выполняли на стадии T3а (рак распространяется на клетчатку вокруг простаты), вероятность возрастает до 45%.

Читать еще:  Признаки перегрузки левого желудочка на экг

Развитие рецидива в течение 5 лет после лучевой терапии составляет 12 – 38%. При этом будут иметь значение не только особенности новообразования, но и доза облучения – чем она меньше, тем выше риски. Вид воздействия (брахитерапия или дистанционное) большой роли не играет.

Если же говорить о сроках в целом, 45% случаев регистрируются в течение 2 лет после радикального лечения, 77% – в пределах 5 лет, 96% – на протяжении 9 лет.

Биохимический рецидив

Протекает бессимптомно и определяется исключительно по результатам анализа на уровень простатспецифического антигена (ПСА или PSA). Это особый белок, который есть только в тканях предстательной железы. Соответственно, после ее удаления, уровень простатспецифического антигена должен резко снизиться до значений, не определяемых стандартными методами исследований. Если же, спустя некоторое время, уровень ПСА начинает вновь возрастать, это может означать лишь то, что в организме остались клетки опухоли, которые начали размножаться. Биохимический рецидив после радикальной простатэктомии диагностируют, когда уровень ПСА систематически увеличивается через три измерения подряд на 0,2 нг/мл и более, интервал между исследованиями больше или равен 2 неделям.

Подобная ситуация возможна и после радиотерапии. Конечно, при облучении часть тканей железы остается жизнеспособной и уровень ПСА не опускается до неопределяемых значений. Поэтому за исходную точку берут самый низкий уровень антигена.

Критерием биохимического рецидива считается повышение показателя PSA более чем на 2 нг/мл по сравнению с минимальным значением, отмечавшимся у больного.

Биохимический рецидив рака предстательной железы лечат облучением ложа простаты, иногда вместе с захватом области регионарных лимфоузлов.

Локальный рецидив

Локальный рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии регистрируется в 15 – 35% случаев. Местным — считается появление очага опухоли в области расположения удаленной предстательной железы при отсутствии поражения лимфоузлов и отдаленных метастазов. Этот очаг должен быть визуализирован, то есть виден на УЗИ, компьютерной томограмме, при МРТ-обследовании или ПЭТ — КТ. Его злокачественность должна подтверждаться гистологически – то есть после взятия биопсии и исследования под микроскопом.

Клинических симптомов на ранней стадии обычно не бывает. Чаще всего во время очередного профилактического обследования у пациента обнаруживают вновь повысившийся уровень ПСА, после чего проводят углубленную диагностику и выявляют местный рост опухоли. Если пациент, вопреки рекомендациям, не обследуется профилактически после радикального лечения и рецидив на ранних стадиях не выявлен, на поздних этапах развития возвращаются некоторые симптомы запущенных стадий рака простаты: боли в промежности и над лобком, задержка мочи, запоры.

Лечение локального рецидива РПЖ зависит от того, какой метод был использован ранее.

Если первично возникший рак лечили с помощью лучевой терапии, при рецидиве выполняют радикальную простатэктомию (РПЭ). При этом вероятность послеоперационных осложнений выше, чем если бы хирургическое вмешательство было сделано при первичном раке: после облучения возрастает опасность повреждения прямой кишки, увеличивается кровопотеря во время вмешательства, высок риск возникновения недержания мочи, или, наоборот, контрактуры (патологического сокращения) шейки мочевого пузыря. 5-летняя безрецидивная выживаемость после операции 55 – 69%.

Если же первично была выполнена РПЭ, при лечении рецидива рака используют лучевую терапию. 5-летняя безрецидивная выживаемость при этом зависит от исходного уровня ПСА. Если он меньше 0,2 нг/мл, показатель 5-летней безрецидивной выживаемости достигает 77%, при 0,2 нг/мл опускается до 34%, а если уровень ПСА доходит до 1 нг/мл, прогноз расценивается как неблагоприятный.

Из экспериментальных методов, достоверной статистики эффективности которых пока нет, применяется криоабляция (замораживание) и воздействие сфокусированным ультразвуком высокой интенсивности (HIFU-терапия). Несмотря на то, что предварительные результаты исследований эффективности методик довольно обнадеживающие, в официальные гайдлайны эти манипуляции пока не включены.

Системный рецидив

Случается и так, что на момент радикального лечения остались недиагностированные микрометастазы, которые продолжили свое развитие после вмешательства. В этом случае трудно отличить системный рецидив (возобновление роста новообразования) от системной прогрессии опухоли (продолжения развития не удаленных очагов).

Отчасти, их можно различить по следующим критериям:

  • повышение концентрации ПСА менее чем через год после операции;
  • уровень ПСА удваивается за 4 – 6 месяцев;
  • 8 – 10 баллов по шкале Глисона.

Системный рецидив клинически проявляется такими же симптомами, как и метастатический рак. Поскольку злокачественные новообразования предстательной железы метастазируют в кости, легкие, печень, возникают признаки поражения этих органов:

  • боли в костях;
  • патологические переломы;
  • повышенный уровень кальция и щелочной фосфатазы крови;
  • боли в позвоночнике;
  • парезы, параличи (при сдавлении спинного мозга);
  • боли в подреберье;
  • увеличение печени;
  • анемия.

Эти проявления сопровождаются общим недомоганием, повышением температуры до 37-38, потерей аппетита, резким снижением массы тела.

При системном рецидиве, равно как и при прогрессии рака предстательной железы применяют гормонотерапию, чаще всего – кастрацию.

Метастазы в кости подвергаются радиотерапии – облучение помогает уменьшить интенсивность болевого синдрома.

Биохимический рецидив рака предстательной железы после радикального лечения

Всеволод Борисович Матвеев
Д.м.н., проф., заведующий отделением урологии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН
vsevolodmatveev@mail.ru
Мария Игоревна Волкова
Ст. науч. сотр. отделения урологии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН
mivolkova@rambler.ru

Широкое внедрение оценки простатического специфического антигена (ПСА) в клиническую практику привело к «миграции» стадии рака предстательной железы (РПЖ) в сторону локализованных форм заболевания и закономерному увеличению доли радикальных методов терапии данной группы больных. В течение 10 лет после радикальной простатэктомии (РПЭ), дистанционной и внутритканевой лучевой терапии (ЛТ) или аблации у 27–53% пациентов развивается рецидив опухоли, по поводу которого в 16–53% случаев проводится лечение 2-й линии.

Читать еще:  Послеоперационные меры для восстановления пациента

В 1999 г. в исследовании C.R. Pound было показано, что ни у одного больного рецидивы не диагностируются без сопутствующего повышения ПСА. С тех пор изолированное повышение этого маркера без клиникодиагностических признаков опухоли стали расценивать как ПСА-рецидив или так называемый биохимический рецидив. Определения биохимического рецидива после разных методов радикального лечения существенно различаются.

Определяемый ПСА после РПЭ может свидетельствовать как о рецидиве, так и о резидуальной ткани простаты без опухоли, оставленной по краю разреза. С целью стандартизации определения ПСА-рецидива после РПЭ предлагались различные пограничные значения маркера. Согласно решению международного консенсуса биохимическим рецидивом после хирургического лечения считается повышение ПСА >= 0,2 нг/мл как минимум в 2 измерениях.

Абсолютного значения пограничного уровня ПСА при рецидиве после ЛТ не существует. До 2006 г. общепринятым являлось определение ПСА-рецидива после ЛТ ASTRO (1996): повышение ПСА в 3 последовательных измерениях, выполненных с интервалом >= 6 мес. Однако данное определение не валидизировалось в отношении риска метастазирования и смерти от РПЖ. В связи с этим в 2006 г. на основании анализа специфической выживаемости было разработано новое определение ПСА-рецидива после ЛТ: увеличение ПСА на 2 нг/мл по сравнению с минимальным достигнутым значением маркера (надиром).

Относительно биохимического рецидива после аблативного лечения РПЖ нет единого мнения. Разные исследователи предлагают применять пограничные значения ПСА от 0,5 нг/мл до 1 нг/мл, определение ASTRO, а также прирост ПСА относительно надира.

C.R. Pound показал, что через 5 лет после регистрации биохимического рецидива РПЖ прогрессирование заболевания приводит к смерти 4%, а через 15 лет — 15% больных, подвергнутых РПЭ. При этом медиана времени от момента повышения ПСА до появления метастазов составляет 8 лет, а интервал от даты диагностики метастазов до смерти — 5 лет. Только 15% больных с биохимическим рецидивом в итоге умрет от прогрессирования, а смерть наступит не ранее чем через 13 лет после времени повышения ПСА. Теоретически именно данная категория пациентов с ПСАрецидивом нуждается в проведении лечения. В остальных случаях любые меры не окажут терапевтического значения, но при этом будут ассоциированы с соответствующими побочными эффектами. В связи с этим возникает серьезная проблема выделения группы высокого риска метастазирования среди больных с биохимическим рецидивом.

С целью выявления факторов риска отдаленных метастазов при ПСА-рецидиве проводились многочисленные исследования. У больных, подвергнутых РПЭ, важнейшими факторами неблагоприятного прогноза метастазов считаются кинетика ПСА (скорость роста ПСА > 0,75 нг/мл/год, время удвоения ПСА T2, N+, сумма Глисона > 6). Отсутствие перечисленных факторов свидетельствует о том, что наиболее вероятным источником маркера служит местный рецидив. У облученных пациентов метастазы, вероятнее всего, служат причиной ПСА-рецидива при повышении маркера сразу после лечения ( = 18 мес после лечения).

Возможными подходами к ведению больных с ПСА-рецидивом РПЖ представляются динамическое наблюдение, спасительное местное лечение с целью эрадикации всех опухолевых клеток и паллиативная гормонотерапия (ГТ).

Как уже было отмечено выше, в большинстве случаев клиническое прогрессирование ПСА-рецидива после РПЭ реализуется крайне медленно. Однако показатель Глисона > 7, возникновение ПСА-рецидива через 2 года после радикального лечения, и временем удвоения ПСА > 10 мес.

Тщательно отобранным пациентам с повышением ПСА после РПЭ, обусловленным местным рецидивом, возможно проведение спасительной лучевой терапии (СЛТ). Ее лечебное значение не доказано. После окончания облучения неопределяемый ПСА регистрируется у 60–90% больных, однако в течение последующих 5 лет повторный ПСА-рецидив диагностируют в 10–45% случаев. Важнейшим фактором прогноза выживаемости без повторного ПСА-рецидива по окончании СЛТ является уровень ПСА до облучения. В разных исследованиях пограничное значение прогностически значимой концентрации ПСА колеблется от 0,5 до 2,5 нг/мл. СЛТ в дозе > 64 Гр достоверно увеличивает выживаемость без ПСАрецидива. На основании этих данных СЛТ рекомендуется больным с повышением ПСА после РПЭ 64 Гр.

Крупных исследований, посвященных паллиативной ГТ при ПСА-рецидиве после радикальных методов лечения, не проводилось. Оптимальные время начала, режим и вид эндокринного лечения у данной категории больных не определены. В регистровом исследовании ранняя ГТ приводила к увеличению времени до метастазов в группе неблагоприятного прогноза (сумма Глисона > 7, время удвоения ПСА 7 и категория N+, что необходимо учитывать при отборе больных для проведения интермиттирующей андрогенной аблации.

Среди больных с биохимическим рецидивом РПЖ после ЛТ 5 лет переживает 76% мужчин. Важнейшими факторами неблагоприятного прогноза появления отдаленных метастазов считаются надир ПСА >= 1,5 нг/мл и сумма Глисона > 6. Проведение ГТ достоверно увеличивает 5-летнюю выживаемость без отдаленных метастазов, но данная закономерность сохраняется только в подгруппе пациентов с малым временем удвоения ПСА, т. е. высокой вероятностью того, что повышение ПСА обусловлено метастазированием опухоли. Среди больных со временем удвоения ПСА больше года андрогенная аблация не влияет на результаты лечения. На основании этих данных Pinover и соавт. разработали алгоритм выбора лечебной тактики при ПСА-рецидиве после ЛТ, принятый во многих клиниках мира. Пациентам со временем удвоения ПСА >= 12 мес, надиром ПСА 10 лет без метастазов и ПСА Средняя оценка:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector